Витюк Игорь Евгеньевич

     Игорь Евгеньевич  Витюк родился 22 сентября 1960 года в украинском городе Житомире. Будучи учеником 10-го класса, в 1977г. стал победителем Всесоюзного конкурса сочинений «Наша биография». Несмотря на имевшееся у него право бесконкурсного зачисления на факультет журналистики  МГУ им. Ломоносова, он выбирает профессию защитника Родины. После окончания Житомирского высшего училища радиоэлектроники ПВО проходил службу на различных должностях в войсках Ракетно-космической обороны. Полковник запаса. Награждён многими государственными и общественными наградами.                          
    Поэт, прозаик, публицист. Секретарь правления Московской областной организации Союза писателей России,  член Контрольно-ревизионной комиссии Союза писателей России, редактор Военно-художественной студии писателей Министерства обороны России, шеф-редактор «Общеписательской Литературной газеты» (орган печати Международного сообщества писательских союзов), газеты «Московия литературная» (орган печати Московской областной организации Союза писателей России) и «Московский вестник культуры» (орган печати Московского отделения Российского творческого Союза  работников культуры).                             
    Член Правления Московского отделения Российского творческого Союза  работников культуры. Член Союза журналистов России и Международной федерации журналистов.                                             
    Лауреат премий имени Я.Смелякова, К.Симонова, В.Пикуля, А.Грибоедова, А.Чехова, генерала М.Д. Скобелева, Ленинского Комсомола Украины.

                                 
                                 ПОДАРОК ПОЭТА
                                                   
                            Я тебя одарю стихами,
                            Ведь стихи — поцелуи поэта,
                            Станут строки моими устами, —
                            Чтобы пылко любить без запретов!
                                                           
                            Зацелую тебя я словами,
                            Опою стихотворным дурманом.
                            Пусть бушует любовь между нами
                            Половодьем восторженно-пьяным.
                                                           
                            Не суди же, любимая, строго,
                            Но поэтом, ведь, надо родиться!
                            Пусть любил я тебя и недолго,
                            Долго буду ночами сниться.
                                                            
                                                         
                                ТРИДЦАТЬ ЛЕТ СПУСТЯ
                                                         
                            Зимним утром в тиши ресторана,
                            Как за школьною партой сидим.
                            Полюбил я тебя очень рано,
                            Но не смог разлюбить до седин.
                                                           
                            Тридцать лет я любил без ответа,
                            Тридцать дней дожидался тебя –
                            Припозднилось твоё бабье лето,
                            Я забылся, другую любя.
                                                            
                            Ты по-прежнему многих красивей, –
                            Но тебя не спешу обнимать.
                            Как не стать Украине Россией,
                            Так и мне твоим мужем не стать.
                                                               
                                                             
                                БЕЗУМИЕ ЛЮБВИ XXI ВЕКА          
                                                            
                            На каждый ненаписанный мой стих,
                            Пришлите мне, сударыня, рецензию,
                            И в ней бы праведный Ваш гнев достиг
                            Трёх тысяч градусов по Цельсию!
                                                               
                            Не сильтесь, вряд ли Вам дано понять,
                            Что жизнь моя – не поза, не жеманство.
                            Вы, как река безумья мчитесь вспять,
                            Теряя ощущение пространства.
                                                                
                            Вскипает время, тормозя свой бег,
                            И мы уже сроднились с новым веком
                            Но Вы одна из всех весенних рек
                            Вдруг обернулись прошлогодним снегом…
                                                                 
                                                                 
                                ПАМЯТЬ ЛЮБВИ                       
                                                           
                            Заблудились слова в переулках
                            Потускневших со временем чувств.
                            Я безмолвно спешу на прогулку —
                            Отыскать свою юность хочу.
                                                             
                            Но дворцы моих прежних мечтаний
                            Покосились и в землю вросли.
                            И томимые жаждой желаний
                            Чьи-то женщины мимо прошли.
                                                         
                            А мои — в тихом свете заката
                            Точат лясы и нянчат внучат,
                            Но живые глаза виновато
                            С выпускных фотографий глядят.
                                                         
                            Много лет к нам весна не приходит,
                            А зима всё никак не уйдёт.
                            Но в душе неприкаянно бродит
                            Тень любви день и ночь напролёт.
                                                               
                                
                                  ЖЕНЩИНА В КРАСНОМ          
                                                             
                            Цветы на асфальте уже не растут,
                            А было ведь время! – росли.
                            И девушки под фонарями не ждут, –
                            К другим кавалерам ушли.
                                                      
                            Опасностью веет с болотных низин,
                            И плещется кто-то в воде.
                            Я, может быть, счастлив сегодня один,
                            Один – и везде, и нигде…
                                                                 
                            Но кто там с болот мне навстречу идёт,
                            Отверзнув рассветную новь? –
                            То женщина в красном мне знак подаёт,
                            Наверно, пророчит любовь.
                                                           
                            Горит вожделение в жадных очах,
                            У дамы нет сил больше ждать!
                            И вмиг совладала со мной вгорячах –
                            Попробуй такой отказать!
                                                              
                            …По-прежнему девушек в сети ловлю,
                            Но сам себе больше не мил,
                            Ведь женщину в красном я не разлюблю,
                            Хотя никогда не любил…

                               
                              ОФИЦЕРСКИЕ ЖЁНЫ                      
                                                                
                       Мы вас вырвали с корнем с родимой земли,
                       И по двум полосам на курсантских погонах
                       В безызвестную даль вы за нами пошли
                       Не курсантские, а – офицерские жёны.
                                                                
                       Простовато-изящный немодный наряд
                       Выдавал захолустность на крупном вокзале.
                       А затем – в городке ей во след говорят:
                       «Вот, приехала к нам лейтенантская краля».
                                                                     
                       Что немодно в Москве, в гарнизоне – в чести,
                       Обсуждают простые и блузки, и юбки,
                       Ты же – в центре вниманья, от силы, дня три,
                       Дальше ждёт комнатёнка в общаге-халупке.
                                                                
                       Хорошо, если есть, и вода, и тепло.
                       Ну, а как, занесёт в лес на дальнюю точку?
                       Десять финских домов, из удобств – ничего…
                       Слёзы мамы своей сразу вспомнит здесь дочка.
                                                                    
                       Муж отдался во власть боевой кутерьмы:
                       На дежурствах, на стрельбах и на полигоне…
                       От промёрзлых окошек бессрочной зимы
                       Даже верное сердце вдруг изморозь тронет:
                                                                 
                       «Почему в этом Богом забытом краю
                       Потеряла здоровье, веселье и юность?
                       Муж не видит родимушку, дочку свою…» –
                       И поплакалось ей, и на часик вздремнулось.
                                                                 
                       Только – чу! Отворилась скрипучая дверь,
                       И усы, что крепки от стального мороза,
                       Безоглядно тебя зацелуют теперь,
                       Всё смешав: влажность губ и отталки, и слёзы.
                                                                   
                       А потом будут в жизни –  большие чины,
                       Будут дети и внуки в уютных квартирах.
                       Офицерские жёны – для нас рождены!
                       Ну, а мы – охранители Русского Мира!
                                                            
                       Офицерские жёны! Не наша вина,
                       Что мы вырвали вас из родимых селений.
                       Вашу жертвенность вряд ли оценит страна…
                       И лишь мы перед Вами – всегда на коленях!



Книга поэта о любви

 

Вышла из печати книга стихотворений члена Правления Московского отделения Российского творческого Союза  работников культуры Игоря Евгеньевича Витюка. Называется книга «Не прощаясь с любовью…», в ней проникновенный лирик Игорь Витюк продолжает лучшие традиции русской любовной лирики. В его поэзии соединились трепетное и возвышенное отношение к женщине, характерное для поэтов Золотого и Серебряного веков русской поэзии, и современный неоромантический эротизм, истоки которого мы находим в поэзии Сергея Есенина, Дмитрия Кедрина, Ярослава Смелякова, Василия Фёдорова, Эдуарда Асадова, Николая Рубцова. Серьёзной заслугой Игоря Витюка является то, что, описывая безграничный мир любви мужчины к женщине, он деликатно проходит по тонкой грани между платонической и чувственной любовью, избегая пошлости и банального натурализма.

В книгу вошли стихотворения, написанные в период 1978-2008 годов. В представленных стихах есть и высокий романтизм, и семейные драмы, и неоднозначные, порою «на грани фола», лирические миниатюры, в которых показан необъятный мир чувственной любви русской женщины – нашей современницы. Стихи представлены в хронологическом порядке, что позволяет лучше проследить эволюцию чувств современного мужчины: с юношеской поры до зрелости.

Книга станет приятным подарком  девушкам и дамам, хоть раз испытавшим испепеляющий душу и сердце огонь любви.

 

Предлагаем читателям ознакомиться с предисловием к книге, которое написал известный поэт, Председатель правления Московской областной организации Союза писателей России Лев Котюков.

 

 

 

Пленённые любовью

 

Кто боится Бога, тот не боится никого... Страх Божий... Страх любви Божьей... Страх потери любви...

Мы боимся потерять чужую любовь. Но надобно бояться поте­ри своей любви! Мы порождены любовью из невозможного – и Божьей любви никто нас лишить не в силах.

"В том любовь, что не мы возлюбили Бога, но он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши." – говорит апостол Иоанн.

Но зло неотступно стремится избыть из нас нашу любовь. Страшно жить без любви, но умирать без любви вот сто крат ужа­сней.

Господь даёт любовь человеку. Зло обращает любовь в ст­рах.

Не страх за любовь, а страх любви должен преодолеть и сохранить в себе человек, дабы остаться человеком. И об этом знает поэт Игорь Витюк, ибо можно заблудиться в нашей суетливой жизни, но в любви заблудиться нельзя. Любовь  – это путь к Солнцу, путь к неземному Свету, к Святому Духу.

 

Заблудился я в твоих глазах.

Как же отыскать мне путь обратно?

И на сердце безысходный страх, –

Даже Солнце ослепляют пятна.

 

Неподвластна разуму любовь,

Но любви земная жизнь подвластна.

Оттого в любви воскреснем вновь

И в любви погибнем не напрасно.

 

Страх любви бессрочен для живых,

И в любви живым прощенья нету.

Заблудись и ты в глазах моих,

Вот тогда мы, может, выйдем к свету.

(«Страх любви»)

 

Зримое – тленно. Незримое – вечно.

Не ведающий своей любви живет подобно слепцу. Но даже слепая любовь прозревает незримое, а любовь зрячая живёт в незримом.

Любовь есть слияние с вечностью. Любовь есть Преображение в новую действительность.

И преображается поэт, пленённый любовью, и проходит душа его весь путь земной: от романтической влюблённости курсанта Житомирского высшего военного училища радиоэлектроники ПВО до всевластной любви полковника – зрелого мужчины, пленённого лучшими русскими женщинами, но и сумевшего обратить свой плен во всемогущее торжество любви. И не только наши восточные соседи – потенциальные друзья – знают, что нет лучшего способа овладеть русской женщиной, чем сдаться ей в плен, об этом знает и русский полковник: любовь пленяет всех, и нет на Русской земле женщины, которая бы вырвалась из плена любви.

 

Горит вожделение в жадных очах,

У дамы нет сил больше ждать!

И вмиг совладала со мной вгорячах –

Попробуй такой отказать!

 

…По-прежнему девушек в сети ловлю,

Но сам себе больше не мил,

Ведь женщину в красном я не разлюблю,

Хотя никогда не любил…

(«Женщина в красном»)

 

Поднимаясь над границами своей природы, наше «Я» выходит из временно-пространственной ограниченности и входит в вечность. Там весь процесс взаимоотношений любящих есть единый акт, в котором синтезируется бесконечный ряд, бесконечная серия отде­льных актов любви. Этот единый, вечный и бесконечный акт есть единосущее любящих в Боге, причем «Я» является одним и тем же с другим «Я» и, вместе, отличным от него, - говорит Павел Флоренский.

 

Твоё тело

оголтело

Рвётся в бой.

Я не знаю, что мне делать?

Что с тобой?

 

Моё тело

оголтело

Рвётся в бой.

Я не знаю, что мне делать?

Что со мной?

 

До озноба

рвёмся оба,

Рвёмся в бой.

И до гроба, и за гробом

Я с тобой.

(«Драма любви»)

 

В духоматерии изначально заложено стремление к совершен­ству любви. В духоматерии конечная цель отсутствует за нена­добностью. Любовь есть сама и цель, и средство Преображения Мира и человека. Преобразуясь нравственно, мы преобразуемся физически. И чем больше вероятностей потерять любовь, тем любовь сильнее.

И слёзы любви есть радость любви.

И в любви наше общее и личное бессмертие.

 

Пощёчины прощальных слов

Терзают душу.

Тома неизданных стихов

Мой разум сушат.

 

А ветер ветвями берёз

Всё в окна бьётся,

Ручьи невыплаканных слёз

Затмили Солнце.

(«Расплата»)

 

"Боящийся не совершенен в любви". Но презревший страх любви не может возлюбить Бога, как Господь возлюбил его, ибо Господь возлюбил его первым. Но презревший страх жаждет, сам первым возлюбить Господа, дабы Господь возлюбил его за это, не ведая изначальной Господней любви.

"Дерзайте, ибо я победил миру» - говорит Господь, призы­вая к победе над злой волей, обитающей в вечности, но не владеющей вечностью.

И впору нам понять: не наше счастье, чтоб найти, а чтобы потерять!..

 

Ты со мною душой породнись,

И в любви осенит нас Господь.

Пусть зовёт нас бескрайняя высь,

Пусть завидует бренная плоть.

 

На секундочку только представь:

Как мечтой обращается явь…

И прошу я:

Господь, подари!

Нам хоть лучик

любовной зари…

(«Прошение о любви»)

 

И надобно жить не в ожидании Апокалипсиса, а в ожидании Преображения!..

Нет любви? Уходит любовь?

Но представь на миг, что тебя нет в этой жизни, что она без тебя, что ты малое мёртвое пространство в огромном живом объёме. Попробуй – представь!..

Но, несмотря на человеческую любовь, время и Судьба постоянно не совпадали и плодили бесчисленные непредвиденные причины со всеми вытекающими и не вытекающими последствиями из мелеющей мутной реки жизни.

Это молчание, родное женское дыхание и ненавистное мужское, было гробовым безмолвием для человека, предавшего любовь и отвергнутого любовью.

В такие дни умытые домовитые люди мечтают о невозможной любви на старых бульварах, но прогуливаются под руку с отяжелевшими цепкими женами, которые тоже мечтают о любви... И представьте: иногда эти необоснованные мечты сбываются, даже невозможная любовь сбывается и перестает быть любовью. И почему это сбывается, очень хорошо знает поэт Игорь Витюк:

 

Я влюбляюсь порой на полдня,

А порой – лишь на пару минут.

Не хватает на больше меня,

Чувства греют, но сердце не жгут.

 

Длинноногих глазастых девиц,

Даже если затащишь в постель,

То уйдут очертанья их лиц

На обои гостиничных стен.

 

Только вновь по инерции я

Рвусь домой после дальних дорог,

В твоём сердце, родная моя,

Отбывая пожизненный срок.

                                                           («Инерция любви»)

 

Вечность есть любовь. Вечность есть отсутствие ненависти! Но вечность ещё и жизнь земная, а жизнь, увы, не может обходиться одной любовью, должна, обязана жить любовью, но не может... Не может — и всё!.. И не надо за это упрекать жизнь и человека! Жизнь в тяжких муках творит саму себя. Тяжко ей, как первой слабой зелени на сухих холодных откосах после бесснежной морозной зимы перед жарким безводным летом.

Мы берём время взаймы у вечности - и возвращаем свой долг через жизнь и смерть.

Вечность не требует от нас возврата. Но мы постоянно и добросовестно тяготимся долгом, ибо наш долг есть обретение бессмертия. Только бессмертная душа не в долгу перед вечнос­тью.

В сознании каждого из нас немолчно звучит:

Нет в Божьем Мире бессмертья без меня!.. Нет!.. Но оно должно быть! Оно не может не быть! Оно будет!

Но своё бессмертие душа обретает в мире земном. И не каж­дой душе дано обрести бессмертие. И никто не требует от нас бессмертия кроме нас самих.

Но и бессмертие, коль оно есть долг, также в тягость.

Оно бы конечно хорошо жить не в тягость... Оно бы очень можно, да никак нельзя.

 

Мы все — пришельцы из мира иного, но и в мире ином мы — вечные пришельцы. Мы — вечные странники! Но наши души, наша общая душа, сотворенная любовью, — родина Земли. Без нас, без нашей жизни и любви Земля перестанет быть Землею и обратится в безымянное пространственное ничто, не существующее во времени и вечности.

Отцветает дикий шиповник близ тихой реки, и следа не осталось на щеке от укола темно-зеленого шипа. А душа болит, плачет, скорбит душа, и почти засохла уколовшая тебя когда-то молодая цветущая ветка.

Истинная трагедия человека — в любви, ибо жаждущих быть любимыми многократно больше, чем способных на любовь. Человек, втайне презирающий себя, открыт для любви, ибо только через чужую любовь можно избыть самопрезрение и, не таясь никого, полюбить себя. Истинная любовь есть мгновение и вечность, она не знает времени от и до, без любви мы мертвы в этой жизни и нет для нас жизни иной. Проникновенный поэт-лирик Игорь Витюк помнит об этом:

 

Отдав себя – взамен любовь получишь.

Возьмёшь любовь, и – нет уже тебя!

И я совсем не знаю, что же лучше:

Сгореть в любви иль мёрзнуть, не любя?!.

 

Любовь небесная, увы, непостижима!

Любовь земную в сердце не избыть!

Как много тех, кто хочет быть любимым,

Как мало тех, кто сам готов любить…

Искушение любовью»)

 

Возлюбим эту жизнь в страхе, пожалеем эту жизнь, чтобы осталась после нас любовь к нам. Чтобы осталась любовь, не ведающая страха. И, даст Господь, там, где мы будем – мы узнаем эту любовь. И, быть может, эта любовь спасёт нас: как спас Господь нас от вечного небытия Своей Любовью!..

 

Заслуженный работник культуры России,

лауреат Государственной премии Центрального Федерального округа России, лауреат Международной премии Святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, Председатель правления Московской областной организации Союза писателей России,

член Общественной палаты Московской области

 

Лев Котюков

 

 

Творчество членов Союза