Нестерова Елена Валентиновна — поэт, прозаик, сказочница, журналистка. Родилась и работает в Москве. Высшее педагогическое образование (1989-1996). За два предыдущих года выпустила два сборника поэзии: «Осколки моей души» (2011) и «Шоколадное сердце» (2012), а также два фантастических романа: «Только ты знаешь дорогу к небу!» (2010) и «Отель для Призраков» (2011). Только что из печати вышла ее первая детская книга: «Сказки для тех, кто верит в Фей». В 2012 году  стихи вошли в очередной выпуск журнала «Поэзия». В настоящее время готовит к сдаче фантастический роман “РАЙ?!” Одновременно работает над третьим поэтическим сборником. Член Союза писателей России, член Московского литературного фонда, член РТСРК, член Союза журналистов Москвы. Награждена: Золотой Есенинской медалью, Пушкинской медалью «Ревнителю просвещения», Большой серебряной медалью Гумилёва. Лауреат премии «Золотое перо Московии».

 Природа с русскою душою

Природа с русскою душою.
С моей печалью и тоскою.
С колючим и влюблённым взглядом.
С дождём, и тихим снегопадом.

Меняя краски, лица, тени…
Храня в себе – любви мгновенье,
Она похожа на меня.
Как слёзы – капли от дождя.

Ты научила нас – раздумью.
Осенней, пасмурной порой,
Когда засохший лист – кружится,
Над непокрытой головой.

Ты научила нас – желанью…
С весенним пробужденьем рек,
Ты пробудила в нас – сознанье,
Даря нам радость и успех.

Жарою летней, беспощадной,
Ты научила нас – терпеть.
Но лишь зимой мы были рады
Терпенью закрепить успех.

Природа с русскою душою…
Девчонка с русою косою.
Ярка, щедра, неповторима,
Как чудо, что промчалось мимо.
И только строчкою поэта,
Душа прекрасная – воспета.

Поэту…

Могу, в расстрельной колонне
Траву бесследно топтать.
На висельном эшафоте
Шею в дугу изломать.

В пыли, у обочины дальней,
Бесследно окончить путь…
Поэту — погибнуть не страшно,
Обидно с пути свернуть.

Забыть, как рождаются рифмы,
И плавность волнующих строк,
Бывает, при жизни — обидно,
Когда истощается слог.

Как тоненькие занавески,
На окнах теряют блеск,
Теряется… да не к месту,
Поэта — крылатый след.

Изломаны крылья бывают,
Пусть только не стынет кровь,
Когда поэт — умирает,
Смерть — не всегда всерьёз.

И осень, простая осень,
Не будет так хороша,
Без яркой души поэта,
Без строчек его стиха.

Отпустите…

Остыли и отпустили,
Просыпав на землю — песок.
Время считает потери.
Беда, отпускает срок…

И слёзы — вода солёная.
Пока ещё могут глаза…
И словно врагом разорённая,
Истерзанная душа.

Засохшая чёрная корочка,
Прикрыла гранёный стакан.
Кто может, тот Богу молится,
Кто — нет, выгорает сам.

Шаги по пустынной лестнице,
Лишь эхо в твоей голове,
Но горе, шагами не мерится,
Лишь шрамами на душе.

И если земля расплавится,
А небо теряет синь,
Спеши отпустить оплаканных,
Поверив в иную жизнь.

И время залечит… но медленно!
А память запомнит любовь.
И жизнь продолжается с верою,
До той черты, что идёшь…

Матерям…

Она плакала…
Плакала тихо…
Опустив на ладони печаль…
За весь мир, за себя, за Россию,
За чужую горящую даль…

За сожжённые нищие сёла.
За голодных несчастных детей.
За тяжёлые плены — оковы,
Не вернувшихся с фронта детей.

Она плакала…
Плакала тихо…
Первых снегом…
Холодным дождём…
И кружилось взбешённое лихо
Над седою её головой.

Не жалея усталое сердце,
Не скрывая натруженных рук,
Она тихо молилась за печкой,
На коленях…
Не смея заснуть…

Она плакала…
Плакала тихо…
Вытираясь цветастым платком.
Защищая слезами – бессильных,
Закрывая от бед рукавом.

По широким просторам России.
Много бедных, забытых углов.
Там и плачут герои простые,
Матери — за убитых сынов…

Но своих отмолить не по силам,
Продолжают скорбеть за чужих.
Эти матери — сердце России,
Эта сила — величие их…

Дотронуться рукою можно…

Дотронуться рукою – можно.
Но только очень осторожно,
Чтобы случайно не спугнуть.
Чтоб не обидеть ненароком,
Не тронуть струн его души.
Сказать ему возможно много…
Ты только чувства не проси.
Тихонько, на твоей ладони
Он будет сладко есть и пить.
Ему не надо слишком много,
Но надо всё ему простить.
В холодном сердце, без истерик,
Ещё храня желанья – впрок,
Он проживает жизнь в потерях,
Не замечая этих строк.
В другом, соседнем измеренье,
В гирляндах праздничных витрин
Он не заметил то мгновенье,
Когда в ладони угодил.
И хорохорясь, и взлетая,
Но, не решаясь – далеко,
Он до конца ещё не знает,
Что всё решили за него.

Люблю тебя…

Я так люблю тебя,
Что плавится ночами
От мысли нежной
Звёздный небосклон,
Роняя золото…
Частицы, звёзд нетленных.
Дождём желаний, освещая свод.

Я так люблю тебя,
Что сердце поневоле
Спешит на волю вырваться – к тебе.
И это так невыносимо больно,
Что журавли рыдают обо мне.

Я так люблю тебя,
Что твой, рисуя образ,
Затмила все на свете – миражи.
Так страстно, так безудержно, безбожно,
Вселяя в мир – запретные мечты.

Я так люблю тебя,
Что в безнадёжной битве,
Теряя силы, истощая ум,
Любовь твою — прося,
Иду на дно – без смысла,
Так не узнав, как сладок этот сон.

Я так люблю тебя,
Что в час, когда растаю,
Когда взлечу – свободно и легко,
Я ветру твоё имя доверяю.
А птицам белым
Мой последний стон…

Поделиться: