Григорий Борисович Осипов родился 11 февраля 1945 года в селе Кесьма Весьегонского района Тверской области. Окончил Московский инженерно-физический институт. Работал с лауреатом Нобелевской премии Н.Г.Басовым над созданием лазеров. Опубликовал свыше 50-ти научных работ. Не расставался с поэтическим творчеством. Учился в Литературном институте имени А.М.Горького в семинарах у известных мастеров слова.
В настоящее время  — известный поэт, секретарь правления Московской областной и член Бюро поэтов Московской городской организаций Союза писателей России, профессор, академик, главный учёный секретарь Академии Российской словесности, академик Академии литературы, член-корреспондент Академии Российской литературы, член Международной ассоциации писателей и публицистов, член правления Московского литфонда, член контрольно-ревизионной комиссии Международного литфонда, председатель Тверского землячества писателей в Москве, член Союза журналистов России, член Международной федерации журналистов, руководитель Музея современной литературы, директор департамента Международной гильдии финансистов «Финансисты в литературе и журналистике», президент Международного литературного клуба финансистов.
Лауреат всероссийских литературных премий им. Петра Великого, А.С.Пушкина, К.Батюшкова, Ф.И.Тютчева, Н.С.Гумилёва, Н.М.Рубцова, литературной премии «Золотое перо Московии» и других, кавалер ордена Святого князя Александра Невского. Первый вице-президент Объединения высших офицеров России, генерал-майор.
Увлечения: библиофил, шахматист (чемпион общества «Спартак» по шахматам, член правления Международного шахматного клуба), садовод-любитель.

* * *

Я знаю, зачем я родился
И в чём состоит мой удел:
Чтоб чьей-то душе пригодился
И чью-то мечту обогрел.

Чтоб сердце сияло и пело
И был я доволен судьбой,
Чтоб лучшую женщину смело
По жизни повёл за собой.

Чтоб верил мечте, не остынув,
И вычерпал сердце до дна,
Чтоб вырастил дочку и сына,
Им русские дав имена.

Чтоб светлые чувства не прятал,
Ступая на отчий порог,
Чтоб помнил, что было когда-то,
Что в давние дни не берёг.

Чтоб сердцу доверяясь всецело,
Я жил, отторгаем молвой…
Чтоб дерево жизни шумело,
Меня укрывая листвой.

ТАМ ЗА РЕКОЙ PC

Там за рекой, где золотое поле
Внимает предрассветной тишине,
Живёт мечта моя о лучшей доле
В сердцах людей, что помнят обо мне.

Там за рекой, куда уносит ветер
Лихое время юности моей,
Живое пламя раннего рассвета
Тревожит память невозвратных дней.

Там за рекой, где тают в поднебесье
Дымы и думы дальнего села,
Душа моя летит над редколесьем
Навстречу жизни, что давно прошла.

Там, за рекой, где веет грусть забвенья,
Где я торил когда-то первый след,
Встаёт рассвет у тихого селенья,
И тает в дымке вечный лунный свет.

Встаёт рассвет в пустом седом просторе
Там, за рекой, у отчего огня,
Где ветры века о грядущем спорят,
Где грусть берёз, как прежде, ждёт меня.

* * *

Пускай на сердце давят годы,
Я буду петь, пока живой,
Под обновлённым небосводом,
Под вешней, волглою листвой.

Я буду петь об отчем крае,
Где сны хранит зацвётший сад,
О перелётной птичьей стае,
Что возвращается назад.

О материнском старом доме,
Где тишина грустит внутри,
О звёздах, что в речном затоне
Спят молчаливо до зари.

О ветре, что гуляет в поле
Близ одинокого села,
О бесприютной русской доле,
Что и меня в полон взяла.

Я буду петь, и песнь печали
Помчится с ветром в вышине,
И песнь мою услышат дали,
Ещё неведомые мне.

НЕЗНАКОМЕЦ

Догнал Незнакомец, по виду чудак,
В руках нёс терновую ветку.
Он вымолвил тихо: «Живёшь ты не так,
Как надобно жить человеку».

Все мысли смешались в моей голове.
Откуда он взялся, откуда?
Не видно следов на песке, на траве,
Не слышно шагов. Что за чудо?

Дохнули просторы прохладой земной,
Хоть не было ветра в помине.
Повёл разговор Незнакомец со мной,
Назвал невзначай моё имя.

Раздвинул рассвет потаённую даль.
Укрылись туманы в болоте…
Вздохнув, Незнакомец печально сказал:
— Радей о душе, не о плоти.

Храни свою душу до судного дня,
Люби свое дело земное.
Но только молчи, что ты видел меня,
Молчи, что общался со мною.

Вдруг капнула кровь с воспалённого лба,
Высокого лба Незнакомца,
И спрятала тень путевого столба
Лучи восходящего солнца.

Вдруг ветер подул от речных берегов…
И с тихой печалью во взоре
Исчез Незнакомец – не слышно шагов
В безмолвном тревожном просторе.

* * *

Доберусь по тропе неширокой
До родной родниковой реки,
Где не спится луне одинокой,
Где не спят под луной рыбаки.

Как всегда, на заветной лужайке
Восседают на кочках их мха,
Травят крепко-солёные байки,
Проверяют, крепка ли уха.

Посижу, помолчу, как бывало,
Подивлюсь их рыбацким делам,
Нахлебаюсь ухи до отвала,
Пропущу стержневые сто грамм.

Унесёт ветер дальние звуки,
Будет рыба идти в невода,
И горючая песня разлуки
Улетит от меня навсегда.

* * *

Завидую дворнику Паше,
Прощаю любые грехи.
Живёт – и не сеет, не пашет,
А всё-таки пишет стихи.

В округе все знают об этом,
Одни лишь младенцы не в счёт.
Дворовое званье поэта
Он поднял до звёздных высот.

Похож отдалённо на Блока.
Устав от житейских невзгод,
О нашей российской мороке
Поэмы строчит круглый год.

Я сам не пашу и не сею.
Как Паша, впадаю в грехи,
И так же, как Паша, трезвея,
Пишу о России стихи.

Пишу, но похвастаться нечем,
И годы уже не вернёшь.
Но, всё же, талант мой замечен,
Не очень замечен, но всё ж…

* * *

Осенняя птица кричала
О чём-то печальном своём
Над поздним огнём краснотала,
Над тёмным, пугливым ручьём.

Кричала печальная птица,
Свой крик устремляя ко мне,
Как будто хотела забыться
Навек в неразгаданном сне.

Над вечным огнём краснотала
В рассветной загадочной мгле
Забытая птица кричала
На всеми забытой Земле.

Летел её крик над осокой,
Над светом, застывшим в меже,
К далёкой душе одинокой,
Ко всеми забытой душе.

* * *

Заплещется холодный свет зари,
И зверь пугливый выйдет к водопою.
Возьму звезду Судьбы в поводыри
И вместе с ней вернусь к родному полю.

Откроется неведомый простор
Душе, которой многого не надо,
И запоёт небесный птичий хор,
И оживут речные водопады.

И вздрогнут сиротливые цветы
Незримых звёзд над позднею судьбою.
И тайный свет потерянной мечты
Наполнит сердце радостью и болью.

ЗВЕЗДА СУДЬБЫ

Темнели облака сторожевые,
И стал заметней грозной тучи крен.
И стыли мысли, словно неживые,
В преддверии недобрых перемен.

Молчали птицы над речной протокой,
Молчало время у земных оград,
А в тишине холодной и далёкой,
Мерцал неузнаваемый закат.

Но где-то там, у Божьего причала,
У той черты, где мир безбрежно тих,
Звезда Судьбы предвечная сияла
Над горечью тревожных дум моих.

Сияла над потерянной дорогой
В каком и сам не ведаю, краю,
Тревожа мир печалью одинокой,
Тревожа душу грешную мою.

Поделиться: